Пресс-центр

Новые препараты для химиотерапии продлевают жизнь порой на десятки лет

Собирать истории людей, которые заболели онкологией и сумели вылечиться, очень сложно. И вовсе не потому, что их мало. Одни не хотят, чтобы обсуждали их здоровье, другие пытаются забыть это время, как жуткий сон, третьи боятся сглазить наступившее благополучие: а вдруг недуг вернется? Поэтому каждая история излечения или хотя бы долгой ремиссии — на вес золота.

Жизнь на «до» и «после» не делится

Дочка моей подруги, узнав о том, что у нее меланома, была готова к операции в тот же день. У нее уже было двое маленьких детей, младшему — всего восемь месяцев. Настроена она была решительно: обязана выжить, кто детей вырастит. Но далеко не все зависит только от настроя человека. Ее мама взяла опеку над старшей, малыш остался с отцом, пока она лежала в онкодиспансере.

Цифра

13216 пациентов прошли лечение в отделении противоопухолевой терапии в 2018 году

Молодой женщине потребовалось несколько операций, каждая из которых сопровождалась курсами химиотерапии. Лечение было очень тяжелым, несколько раз пациентка была на грани гибели уже от агрессивной терапии, но все обошлось. Дети уже студенты, она и сама получила еще одно высшее образование, нашла работу по душе. И жизнь на «до» и «после» болезни она не делит: все идет своим чередом. Да, ей приходится ежегодно обследоваться, но рецидивы пока ходят мимо, и женщина очень часто вспоминает чебоксарских докторов, которые ее спасли. Сложная химиотерапия стала залогом длительной ремиссии.

Что изменилось с тех пор? Об этом мы разговариваем с исполняющим обязанности заведующего отделением противоопухолевой лекарственной терапии Александром Ивановым.

Получить отклик

Действительно, подтверждает Александр Николаевич, двадцать лет назад пациенты с таким диагнозом выживали нечасто. Но с тех пор медицина очень сильно изменилась. Начнем с того, что сейчас химиотерапия назначается онкобольным в разных случаях. Во-первых, до операции. Это делается для того, чтобы уменьшить размеры опухоли: чем она меньше, тем легче операция, тем меньшее количество тканей пораженного органа нужно удалять. Наверное, каждому понятно, опухоль размером с яблоко убирать сложнее, чем ту, что величиной с фасолину: тут и кровеносные сосуды, и нервные окончания… Предоперационная химиотерапия позволяет выяснить, насколько опухоль чувствительна к препаратам. И если возникнет необходимость долечивания, то после операции онкологи сразу же смогут назначить нужные.

А бывает, что даже при небольших, но агрессивных новообразованиях надо проводить химиотерапию, и только потом делать операцию, для того чтобы предотвратить метастазирование. Иногда сначала проводят операцию, а после нее назначают химиотерапию, чтобы лишить раковые клетки возможности рассеваться по организму.

Кстати

В онкологическом диспансере ежегодно свыше 10 тысяч пациентов проходят лечение в стационаре, более 70 тысяч получают консультационную помощь в поликлинике.

Случается, что опухоль убрали, а через некоторое время появились метастазы, и все их убрать невозможно. В этих ситуациях тоже необходима химиотерапия. Еще один вариант — это химиолучевая терапия, когда химиотерапию делают одновременно с лучевой. Врачи называют такое лечение комбинированным.

Есть заболевания, при которых операции просто не делают: например, при поражении лимфосистемы. Тогда химиотерапия — это единственный метод лечения.

И еще один вариант — когда болезнь запущена настолько, что, кроме поддерживающей терапии, сделать что-то еще сложно. Но и тут в некоторых случаях назначают лечебную химиотерапию и продлевают человеку жизнь.

Что здесь самое главное? Нужно, чтобы опухоль «откликалась» на препараты. Есть такое заболевание, которое хорошо лечится, — лимфома Ходжкина. Получают стойкую ремиссию более 90% пациентов. Но, увы, есть люди, которые не реагируют на лечение. Онкологи ждут новых открытий, чтобы этот вид лимфомы был полностью излечим.

Лучше ли за границей?

Схемы, которые сейчас используют при лечении онкологических заболеваний, одинаковы во всем цивилизованном мире. Их много, для каждого вида опухолей они свои. И постоянно появляются новые. Для того чтобы быть в курсе изменений, онкологи постоянно проходят повышение квалификации. Но все равно в памяти все схемы не удержать, поэтому в помощь докторам публикуются клинические рекомендации, благодаря которым можно назначить нужный курс химиотерапии.

Доза любого препарата рассчитывается индивидуально для каждого пациента. Лекарства разные. Одни воздействуют на рецепторы клеток. Например, при гормонозависимых опухолях. Другие помогают иммунитету организма, который «не видит» раковые клетки, «прозреть» и начать их уничтожать. Это как боец, который получил прибор ночного видения и научился в темноте определять, где засел враг. Третьи действуют на сами раковые клетки, не трогая здоровые.

Почему некоторые пациенты стремятся выехать за границу? Людям хочется верить, что там лучше и именно там им помогут побороть болезнь. В западных клиниках условия лечения более комфортные, этого тоже нельзя сбрасывать со счетов. Ну и третье — кто-то уверен, что дома и стены помогают, а кто-то считает, что в своем отечестве пророка нет. Увы, результаты бывают как положительные, так и отрицательные. И, конечно, обидно, когда человек, продав квартиру, дачу, машину, спускает все деньги на лечение, а приезжает домой проститься с близкими, потому что ему не смогли помочь…

Участковый врач — помощник

Препараты, которые используются сейчас, более щадящие, чем были двадцать, да даже пять лет назад. Однако даже если побочные эффекты появились, в арсенале наших химиотерапевтов противорвотные таблетки, «шапочки» с охлаждением — это чтобы волосы не выпадали, лекарства для поднятия лейкоцитов. Если человеку становится плохо: поднялась температура, повысилось давление — это значит, что у него проявились какие-то скрытые заболевания, например, артериальная гипертония, подключилась инфекция. Иммунитет снижается во время терапии. В таких случаях нужно обращаться к участковому врачу. Он должен подобрать корректирующее лечение. Лечащий врач должен знать, что предпринять и в случае температуры, и в случае присоединения инфекции, и когда нужно поднять лейкоциты.

Есть или не есть?

Нельзя обойти вниманием питание: узнав о своем диагнозе, кто-то старается купить икру, чтобы получать побольше питательных веществ, другие выясняют, помогает ли сметана с пивом для набора веса. Оказывается, питаться нужно привычной пищей, с одним «но». Жирное, копченое, острое может раздражать слизистую, а это ведет к стоматитам, гингивитам. Грибковые инфекции любят ослабленный организм. Поэтому кому-то придется отказаться от любимых сухариков, чтобы не поранить десны, кому-то от копченостей. Тут все индивидуально.

И, конечно, нужно сказать, что в онкодиспансере есть школа пациентов, посетить которую нужно каждому лечащемуся, а при появлении апатии, слезливости обратиться к психологам, которые здесь работают. Хороший настрой при любой болезни только помогает.

Напоследок прошу доктора рассказать о случае, который он хорошо помнит. Александр Николаевич, недолго думая, говорит о семейном случае рака, когда они вылечили от опухоли желудка женщину, а затем ее сыновей. О чем этот пример? О здоровье своих родных нужно знать. Тогда можно успешнее следить и за своим.



27 сентября 2019
17:22
Распечатать
Поделиться